Хакимов А.Г. (Чайтанья Чандра Чаран Дас)

«Природа творчества». Часть 2

Александр Геннадьевич Хакимов

«Природа творчества». Часть 2.

«Звук – это начало творчества»

Творчество может быть в разных качествах, оно предназначено для отречения от обыденности. Насколько музыка или другой вид искусства помогает нам оторваться от обычной реальности, настолько глубоко мы вдруг чувствуем счастье свободы. Люди могут испытывать такое счастье от музыки, что начинают плакать. Когда мы впервые слышим что-то сокровенное, будь то музыка, чья-то речь или проповедь, мы чувствуем бурю эмоций, в нас пробуждается огромное количество энергий. Удивительная сила пробуждается внутри нас, и мы забываем, что было сегодня, вчера, забываем про работу, – вся скука уходит. Мы просто чувствуем счастье, потому что в этот момент отрекаемся от обыденного мира и становимся самим собой. Если человек работает за станком, точит болты и гайки, то ему не нужны высшие энергии, чакры – он не может это применить. Как личность он не нужен болтам и гайкам. Он становится частью станка, механизма.

Но нам нужно еще почувствовать то, что мы хотели бы ощутить. У нас есть способности ощущать, но мы их не используем. Поэтому мы хотим слушать музыку, хотим смотреть постановки, танцы, видеть яркие таланты, сногсшибательную красоту. Люди едут на Памир, в Гималаи, попадают в опасные ситуации, чтобы ощутить жизнь, проснуться. Некоторые прыгают с парашютом, а некоторые – даже без парашюта. Не так давно я узнал, что японцы придумали новую творческую игру. Они сначала сбрасывают с самолета парашют, а потом прыгают сами. Сначала они сделали эксперимент: человек был с парашютом, бросал другой парашют и прыгал за ним. В полете он должен был догнать парашют, успеть надеть его и дернуть за кольцо. Им это удалось, и теперь они поднимаются высоко в воздух, бросают парашют и прыгают за ним. Такой экстрим нужен для того, чтобы оторваться от обыденности, получить адреналин.

Как было сказано ранее, звук – это начало творчества. В древнем Китае, прежде чем давать людям высшее образование, их сначала обучали двум наукам, а потом решали, обучать этого человека дальше или нет. Сейчас это утрачено. Эти две науки – музыка и живопись. Если человек не мог слышать или видеть ничего красивого, то ему не давали высшее образование. Вначале сердце человека должно было быть связано с красотой, и только потом его можно обучать. Не так, что человек, который ничего не видит и не слышит, получает квалификацию в обществе. Если он не воспринимает красоту и гармонию, он становится мошенником. Каждый человек по природе мошенник. Но красота и гармония очищают человека, освобождают от ложных представлений и от ложного эго.

 

«Красота – огромная сила»

Красота – огромная сила. «Красота спасет мир». Есть интересный пример этого. Одна женщина говорила: «Мой муж пьет. Он хочет бросить, он хороший человек, но слабый, и поэтому уходит в запой. Это серьезная проблема, но мы пытаемся ее решить. Я пробовала разные способы, но, рано или поздно, он возвращался к выпивке. Но одна подруга посоветовала мне: ”Под Краснодаром, недалеко, есть красивое озеро. Вы там не были? Это озеро лотосов. Не простых лотосов, не кувшинок, а царских лотосов. Они очень красивы, и их запах распространяется на сотни метров вокруг. Свози его туда, пусть посмотрит на эти заросли высоких, огромных лотосов”». Та женщина повезла мужа к озеру, он посмотрел на лотосы и полгода вообще не притрагивался к спиртному. Он плакал, когда видел всю эту красоту! Когда человек имеет пороки, его сердце сковывается и, прежде всего, становится невосприимчивым к красоте. Вы говорите: «Посмотри, как красиво!» А он отвечает: «Ну, да» и не обращает внимания. А если посмотреть другими глазами, то можно постоянно видеть вокруг много прекрасного.

Мы с женой и дочкой тоже были на том озере, и я не ожидал увидеть такое. До того я иногда видел лотосы в ботанических садах. Но когда увидел их в природе, то был поражен этой удивительной формой жизни, невероятной чистотой. Люди сделали мостки прямо в воду, и можно идти по мосткам среди зарослей лотосов с толстыми стеблями.

В каждом стебле лотоса есть 6 каналов. В Пуранах описано, что вселенная построена по образу лотоса, поэтому лотос – это отражение Вселенной. Все творение этого мира начинается с лотоса, который вырастает из пупка Гарбходакашайи Вишну, лежащего на водах вселенной. Этот образ духовный, а потому он невидим для материальных глаз. Из Его пупка вырастает стебель, из стебля – лотос, и в этом лотосе появляется первое живое существо – творец вселенной. Он занимается непосредственно творением. Когда моя дочь увидела эти заросли, она спросила: «Папа, это что – рай?» На ее месте я бы сказал то же самое. Но она, как ребенок, смогла выразить свои чувства непосредственно и легко.

 

«Бог – это красота»

Я занимаюсь разной деятельностью, в основном даю лекции, общаюсь в аудиториях. У меня уже есть опыт и даже известность – как в городах СНГ, так и за рубежом. Когда мне нужно отдохнуть, то лучшее для меня – это рисовать что-то красивое. Но по своему опыту я знаю, что, когда вы долго ничего не изображаете, не наблюдаете внимательно, то утрачиваете острое восприятие. А если вы начнете рисовать, то куда бы ни посмотрели, сразу видите гармонию, красоту, великолепные сочетания. Оказывается, красота есть всюду, если смотреть глазами художника.

Однажды я прочитал биографию художника Васильева. Он умер в 23 года, когда уже считался гением живописи. За свои юношеские годы он создал много шедевров – в основном, пейзажей. Он заболел чахоткой, туберкулезом, и был отправлен из Ленинградской области, где жил и писал, на Черное море, в Крым. Там была творческая дача. Я прочитал его письмо, написанное Репину. Это были его впечатления о Черном море, о Крыме, о природе, которую он видел впервые, – чудо, а не письмо! Я не ожидал прочитать такого. Этот человек так тонко чувствовал, так восхищался всем! Он описывал такие потрясающие вещи, что у него не хватало слов. У него внутри была буря, огромная сила, тонкая энергия чувств. Васильев лицезрел все то, что находится прямо перед нашими глазами, но видел тонко, остро, видел сердцем. Он чувствовал красоту.

А Репин написал ему в ответ: «Бердяев сказал (это известный русский философ), что человек, который видит красоту природы, верит в Бога». И Васильев ответил ему: «Да, я верю в Бога!». Он ликовал, когда прочитал ответ, потому что Бог – это красота. Вот с чего нужно начинать постижение Бога. Нужно увидеть, услышать красоту – и создать ее.

 

«Личность не умирает»

Бог творит с большим уважением к любой форме жизни, и каждая из этих форм – Его творение. Творение – это удивительная картина и тема для обсуждения. А человек – особое творение. Человеческое тело, подчиненное программе рождения и смерти, может быть источником страданий, но, тем не менее, мы на короткий срок получаем такое дорогое тело. А ведь это сложнейший механизм, созданный с такой гармонией, красотой, с таким уважением к личности. Как говорил один греческий философ: «Посмотрите, с каким уважением творец дает нам это тело! У нас есть глаза, ниже нос, а еще ниже – рот, и это удобно. Вы смотрите на пищу, можете взять ее, почувствовать носом запах и съесть». Органы зрения, обоняния и вкуса расположены очень удобно. Рот под носом, глаза – чуть выше, а уши – по сторонам, чтобы не мешали и могли защищать вас, пока вы едите. А анус находится подальше от носа. Можно представить, что было бы, если бы анус был как раз под носом, а рот – там, где анус.

Этот пример показывает, насколько в природе все сделано целесообразно, с уважением к личности, к обладателю тела, к душе. Возможно, мы заслужили страдания, получив материальные тела, которые рождаются, болеют, стареют, умирают и снова рождаются. Но личность не умирает – умирает только тело. А после смерти тела личность снова рождается. «Родившийся, умрет, а умерший родится заново» («Бхагавад-гита», 2.27). Это подтверждают практически все древние писания. Прямо или косвенно, намеком или подробно, о перерождении упоминается в русских Ведах, индийских Ведах, «Одиссее», «Илиаде» и Библии. Везде можно найти прямые или косвенные утверждения о том, что личность, душа, бессмертна. И мы очень хорошо знаем это по себе. Никто не желает исчезать и умирать. Мы бессмертны в наших желаниях, в нашем творчестве. Мы хотим, чтобы наше творчество тоже было бессмертно, как и наша личность, наше «я». Когда мы пытаемся достичь бессмертия в материальном сознании, то пытаемся построить себе памятник, чтобы люди вечно помнили нас.

 

«Творчество – это добрая память»

Но это необязательно. Хорошо, когда о человеке остается добрая память, но бывает, что память остается не очень добрая. Творчество – это добрая память. Она нужна, чтобы другие люди шли добрым путем и, в результате творчества, осознали себя душой, а не материальным телом. Задача творчества – отречься от материального сознания, возвыситься над ним. Хотя бы на время концерта, на время творческого акта. Когда человек говорит, то слова должны соответствовать его духу. Он не должен говорить о пустяках, о материальных проблемах и болезнях, он должен терпеть их. А говорить следует всегда на возвышенные темы. Речь всегда должна вдохновлять других возвышаться над материальным существованием.

 

«Природа творчества». Часть 1

Александр Геннадьевич Хакимов

«Природа творчества». Часть 1.

«Свободны ли мы на самом деле?»

Сегодня мы поговорим о творчестве и его применении в нашей жизни. Наша жизнь – это отражение высших сил. Иногда мы видим во сне будущее: что-то, что еще не свершилось, но мы знаем, что где-то это уже произошло. Мы уже идем в этом измерении, по некому предначертанному пути. С этой точки зрения все уже предрешено. Где же место для нашего выбора, нашей жизни, нашей воли? Свободны ли мы на самом деле?

И да, и нет. Мы одновременно свободны и несвободны, потому что есть свобода выбора и, в то же время, есть высшая воля, которой подчинены все живые существа. Их сочетание – это творческий акт, связь, через которую мы чувствуем силу вдохновения, энтузиазм, желание что-то выразить! Мы обязательно хотим что-то сказать, поделиться; мы не можем терпеть, потому что у нас есть вдохновляющая сила. Любовь или красота пленяют ум человека. Мечта, образ, который не существует в этом мире, но мы чувствуем, видим его и живем с ним. У каждого человека в сердце есть образ, который он проецирует на всех остальных.

 

«Трансцендентный образ»

В Пуранах описывается, что в далекой древности жил царь, имя которого было Парикшит. Если перевести это имя буквально, то оно означает «испытующий, ищущий». История его рождения была мистической. Это описывают мудрецы, которые видят прошлое, настоящее и будущее, такие, как Шукадева Госвами – мудрец, который родился уже освобожденным. С рождения он уже не был обусловлен: знал свою вечную природу, не проходя каких-либо процессов очищения или образования.

Шукадева Госвами сказал, что Парикшит родился при очень загадочных обстоятельствах, в военное время. Это была братоубийственная война, в которой сражались Пандавы и Кауравы. Пятеро царей Пандавов остались живы, свергнув демонические силы Кауравов.

Один из Кауравов, будучи не воином, а брахманом, был неприкосновенен, а потому не был убит на поле битвы. И по своим качествам он не был духовным человеком, этот человек был завистливым и злобным. Он затеял убить наследника Пандавов, который был тогда в утробе матери, Уттары. Желая отомстить за победу Пандавов, он выпустил особое оружие направленного действия, которое сжигает именно тот объект, на который направлено мыслью и мантрами. Он направил это оружие на плод в утробе матери, и Уттара почувствовала это, – осознала, что смертоносное оружие направлено на ее ребенка. Она стала молиться Богу, как часто делают люди в самых сложных ситуациях. Тогда Бог проявился в утробе Уттары и защитил ее младенца Сударшана-чакрой. В ее утробе образовалась некая энергия, похожая на кокон, и младенец видел это. Увиденный им образ Бога был настолько трансцендентным, что запечатлелся в сознании младенца на всю жизнь. Так он получил имя Парикшит – потому, что всю жизнь искал этот неповторимый образ: «Я видел его еще в утробе матери, но больше не вижу». Он испытывал практически каждого человека, с которым встречался, каждого мудреца. И всю свою жизнь искал этот образ, эталон, который он однажды лицезрел.

 

«Измерения счастья»

Мы можем даже не осознавать этого, но у каждого с детства заложен какой-то образ. Это может быть отец, которого человек даже никогда не видел, потому что он может услышать о нем от матери и так получить его образ. Мы часто слышали истории, где мать говорила: «Твой отец был героем, погиб на войне». Сын хочет быть похожим на этот образ, он живет и работает с ним. Это его творчество, его жизнь, его выбор. По судьбе выбора нет. Но он есть в том, кем человек хочет стать, и это – творческий акт. Самосозидание и есть начало творчества.

Изначально слово «творец» – адикарта – относится к Богу. Понятно, что Бог – это творец. Мы читали об этом и знаем прежде всего Его положение как творца этого мира, который мы не можем увидеть полностью, поскольку он не имеет пределов. Его творец – это Бог, адикарта или «дева-дева» – Бог богов.

Во Вселенной есть огромная, еще не познанная нами иерархия. Есть божественные натуры и есть очень могущественные демоны. Есть планеты демонов, планеты мудрецов, планеты полубогов. Есть планеты райского типа, где живые существа наслаждаются, танцуют, пьют сома-расу – особый напиток, который дает им наслаждение, продлевает жизнь. Это своего рода небесный наркотик. В материальной Вселенной есть даже духовные измерения. На санскрите духовная планета, расположенная в материальной Вселенной, называется Швета-двипа. Это Полярная звезда, вокруг которой вращается весь небосвод; она образует ось Вселенной и находится точно над нами.

Устройство Вселенной описано в Пуранах. Мы не знаем его, но оно известно Шукадеве Госвами – он, как и некоторые другие мудрецы, способен видеть мир как он есть. Мы можем просто читать об этом и поверить, потому что здесь все творится по образу и подобию. Человек – это маленькая модель мироздания: если вы изучите человека, вы сможете понять и Вселенную, поскольку в нем есть все энергии вселенского уровня. В нас заложено множество измерений счастья. Вопрос в том, как пробудить эти измерения?

Для этого мы и используем творчество: литературу, музыку, звук, – потому что творение начинается со звука. Музыка имеет мистические свойства, поэтому мы так любим хорошую музыку. Она переносит нас в другое измерение, где мы находимся в состоянии отречения от этого обыденного мира. Кому-то нравится классика, кому-то – рок, который погружает в другую среду ощущений, образов. Потому что звук переносит образ. Изначальный звук вмещал в себя все образы и все формы. Этот трансцендентный звук – источник всех звуков. Есть звук пракрита и есть апракрита. Звук пракрита – это любой материальный звук, который мы произносим. Он не исходит из сердца – это просто вибрация языка, настроений ума, эмоций. Но звук апракрита – это духовный, трансцендентный звук, который разрушает материальные образы, пронизывает их насквозь. Если вы услышите звук апракрита, то все, что вы услышите потом, вас больше не привлечет, потеряет ценность. Поэтому, если вы еще ходите сохранять материальные ценности, – не слушайте трансцендентные звуки. С ними вашим интересам в этом материальном мире придет конец.

 

«Это очень интересно!»

Абсолютно все материальные образы обманчивы, иллюзорны, временны. Даже самые великие, самые дорогие образы, если они материальны, имеют начало и конец. Они как приходят, так и уходят. Мы в этом материальном мире тоже приходим и уйдем в материальном смысле слова. Но в духовном смысле мы никуда не уйдем. Душа находится в своем измерении, она не материальна. На джайате мрийате ва кадачит – для души не существует рождения и смерти. Она принимает тело и использует его для наслаждений. В детстве – для игр. Любой ребенок автоматически начинает играть, мы тоже это делали – таков период детства. В это время творчество – самое важное: игра, бег. Дети говорят: «Посмотри, как я бегаю, как я прыгаю». Они хотят показывать себя, обманывать, хитрить, играть в прятки. «А что у меня в руке, отгадай?» Будучи детьми, мы все делали странные вещи. Если вы были здоровым ребенком, то обязательно что-то творили.

Мы брали кошельки, набивали их какой-то ерундой, привязывали за ниточку, бросали на дорогу и прятались за углом. Многие знают этот трюк и делали его, когда были детьми, но сейчас забыли эти игры, перестали быть творцами и придумывать что-то смешное. Было очень смешно, когда человек шел по дороге и видел кошелек. Он хотел взять его, у него были такие глаза, такие эмоции! В это время вы должны дернуть за нитку – это очень интересно! Как правило, люди гневались и бежали за нами, либо тоже смеялись. Мы проверяли людей: если человек добрый, то он смеялся, а если злой – гнался за нами с руганью. Детям нравилось проверять, испытывать людей.

Но бывали жестокие шутки. Однажды мы набили резиновый мяч камнями и положили на дорогу. И, как на зло, по дороге шел парень с девушкой. Это была очень красивая пара. Парень хотел показать себя, разогнался и изо всех сил ударил по мячу. Мы уже сами были не рады тому, что натворили. Я не знаю, как он не переломал себе ноги об этот мяч. Но мы шутили так в детстве.

 

«Творческий акт»

Однажды я гулял вечером в каком-то городе. Просто повторял мантру в садике, а потом возвращался в подъезд, где остановился. Я обратил внимание, что дорога перетянута ниткой. Неподалёку сидят мальчишки и говорят: «Дядя, иди сюда». Я пошел, задел эту нитку, мне сверху упало что-то на голову. Они придумали автомат и испытали его на мне. Как они обрадовались! Я вспомнил детство и подумал, что это нормальные, здоровые, разумные дети, которые так и должны себя вести. Это их творчество. Вы не можете запретить ребенку творить, иначе он не будет развиваться. Разум ребенка проявляется в том, что он все ломает, желая понять, что это такое. Если вы запретите ему шалить или ломать вещи, то он не будет развиваться. Конечно, вы запрещаете, ругаете, но при этом вы знаете, что он делает все это и втайне от вас. Поэтому вы просите его не шалить хотя бы при вас.

Затем творческий акт переходит в юношество. Тело меняется, пробуждаются, включаются новые центры. Юноши начинают чувствовать дружбу, любовь, влечение друг к другу. Они больше не играют в детские игры, становятся серьезными. Они любят, дружат, клянутся в дружбе и в любви.

После юношества наступает период ответственности. Люди женятся, их уже интересует карьера, дела, воспитание детей, образование. Нужно много работать, трудиться. Их вдохновляют любовь, отношения, собственные дети. Они могут даже не знать, зачем все это делают. Родители заботятся о ребенке просто потому, что он есть. Они делают что-то просто потому, что существуют и хотят это делать. Они вдохновляют друг друга, а иногда даже требуют, заставляют что-то делать. «Должен пойти на работу, должен жениться, должен сделать одно, должен сделать другое». Но никто не знает, зачем – это просто очередная игра.

А затем человек старится и сидит на завалинке. Летом он сидит в валенках и закутанный в теплую одежду, потому что он пожилой человек, ему холодно. Он просто смотрит, что делают другие, кто к кому пошел, все знает и запоминает. Спросите любого пожилого человека на завалинке – он знает всех и все, что происходит вокруг. У него уходит желание играть, влюбляться, желание активной деятельности. Старые люди просто вспоминают свою прожитую жизнь и сравнивают с молодым поколением. Это их творческий акт.

 

«Уровень мышления определяет наше творчество»

Потом человек увядает. Так мы проживаем свою жизнь. Что тут особенного? Мы говорим, что такова наша природа, программа нашей жизни. Но где же наше творчество? Не наше желание, а природа вынуждает жениться, потому что мы боимся остаться без семьи. Мы делаем это не только из любви, но и из страха. Говорят, что любовь зла, она вынуждает нас действовать. Хотя нам кажется, что мы действуем сами, нам нравится то, что мы делаем, на самом деле мы просто следуем программе, заложенной в нас природой. Мы думаем, что хотим есть, но на самом деле, если не поесть – мы умрем от голода. Вопрос касается нашей жизни и смерти, и для жизни нам  необходима пища. Поэтому мы едим не только из желания есть, но и из-за того, что это необходимо. Человеку страшно оказаться без пищи, страшно голодать.

Аналогично, нам страшно оставаться без крова, поэтому нужен дом. Мы и хотим действовать сами, и одновременно природа вынуждает нас действовать. Есть высшая воля и есть наше желание, которые сочетаются друг с другом. А творчество – в качестве жизни, в качестве пищи, в качестве дома, в качестве деятельности. Важно то, с каким сознанием мы действуем.

Однажды, когда строилась Красноярская ГЭС, репортер ходил по стройке и брал у всех подряд короткое интервью. Он спрашивал: «Что ты здесь делаешь?». Он спрашивал тех, кто замешивает бетон, и они отвечали: «Я замешиваю бетон». Повар сказал: «Я готовлю пищу для бригады». Водители КАМАЗов ответили: «Мы перевозим камни, загружаем их в реку, перегораживаем Ангару». Но электрик дал такой ответ: «Я строю Красноярскую ГЭС». Его портрет крупным планом был размещен на передовице под заголовком: «Он строит Красноярскую ГЭС». Остальные готовят обед, возят камни, мешают бетон, а этот электрик строит Красноярскую ГЭС. Так уровень мышления определяет наше творчество.