ХРИСТИАНСТВО О ВЕГЕТАРИАНСТВЕ. ЧАСТЬ 2

Теперь перейдем от Ветхого Завета к Новому. В конце концов, Прабхупада нигде не говорит, что признает как гуру Моисея, и не призывает подражать Аврааму. А вот утверждение, что Христос — «наш гуру», у Прабхупады есть(6).

Когда Христос рождается, его приносят в храм для обрезания, принося и соответствующую этому случаю жертву — двух птенцов голубиных (Лк.2:24). В начале своей проповеди Христос оказывается приглашенным на брак. Хотя в Библии и не говорится о том, что там ели мясо, иначе просто и быть не могло. Но вот о том, что там было вино, в Библии сказано однозначно. Однако Христос не говорит ничего против мяса и превращает в вино воду (Ин.2:1-12).

После этого он выбирает первых учеников. И выбирает тех, кто занимался просто массовым уничтожением живых существ — рыбаков. Причем он просит Симона (Петра) закинуть сети в озеро, после чего было поймано огромное количество рыбы (Лк.5:1-11). Затем Христос изгоняет бесов из Гадаринского бесноватого и позволяет им войти в свиней. В результате все стадо бросилось в воду и утонуло (Лк.8:33). В притче о блудном сыне отец, приказавший зарезать теленка (Лк.15:23) в честь возвращения сына, не вызывает у Христа никакого осуждения.

Уже после воскресения Христос ест перед апостолами жареную рыбу (Лк.24:42-43). При другом явлении воскресшего Христа он сам разводит огонь и запекает на нем пойманную по его повелению рыбу (Ин.21:1-14). Когда встал вопрос о возможности христианской проповеди язычникам, апостолу Петру было видение, в котром Бог требует от него заколоть и съесть нечистое животное. Петр трижды отказывается, но совсем не потому, что Христос запретил ему есть мясо. Он отвечал: «Ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои», на что получил ответ: «Что Бог очистил, того ты не почитай нечистым» (Деян.11:7-10). Да и могло ли быть иное отношение к употреблению мяса, если все апостолы были о людях и животных совсем другого мнения, чем Прабхупада. Обличая проповедников разврата, апостолы Петр и Иуда (не Искариот) сравнивают их с животными: «Они как бессловесные (алоyа — лишенные логоса) животные, водимые природою, рожденные на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают, в растлении своем истребятся» (1Пет.2:12 ср. Иуды 1:10). Итак, животные рождены для того, чтобы их ловили и истребляли.

Да, очень интересный вывод. Значит, Господь создал животных специально, чтобы их ловили и истребляли. Есть, правда, на этот счет и другие мнения. Например, Климент Александрийский (160—240 н. э.), один из основателей церкви, писал: «Те же, кто распаляется, склоняясь к столу с яствами, питая собственные недуги, одержимы самым ненасытным из бесов, коего я не постыжусь назвать демоном чрева, худшим из демонов. Лучше заботиться о блаженстве, нежели превращать свои тела в кладбища животных. Потому апостол Матфей вкушал лишь семена, орехи и овощи, обходясь без мяса».

Несмотря на это, находились люди, которые считали нужным воздерживаться от мяса. К таким людям апостол Павел учит относиться как к немощным в вере. А потому: «Кто ест, не унижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его» (Рим.14:2-3). Не стоит и исследовать, не была ли пища, продающаяся на рынке, принесена в жертву идолам. Напротив, «Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести; ибо Господня земля и что наполняет ее» (1Кор.10:25-26). Последние слова — это сокращенный стих Псалма, который заканчивается так: «вселенная и все живущее в ней» (Пс.23:1).

Следуя этой «безупречной» логике, людей тоже можно есть, не говоря уже обо всем остальном. В этом случае самые последовательно религиозные люди — это китайцы, ибо только они в полной мере уважают творение Господне, употребляя в пищу все что угодно.

Жителям Колоса апостол Павел пишет: «Никто да не осуждает вас за пищу, или питие… если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся»» (Кол.2:16,20-21). Рассуждая о важности Закона, апостол говорит, что «Закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых», после чего перечисляет нарушителей десяти заповедей,
нарушителей заповеди «не убий» называя «человекоубийцами» (1Тим.1:9).

Да, на высоких ступенях духовного развития человек выходит из-под юрисдикции законов, но это не значит, что он начинает их напропалую нарушать. Наоборот, он еще более строго следует всем им, но не из страха, а потому, что у него появились более высокие привязанности.

Итак, мы видим, что Бог в Библии разрешает употребление мяса. Однако вернемся к другим аргументам Прабхупады. Итак, по его словам, корова — это наша мать, потому что мы пьем ее молоко. Но можно ли проводить такие сравнения? Нет. Во-первых, я могу пить квас или березовый сок, но это не делает дрожжи или дерево моими родственниками. Точно так же и в отношении женщин. Почти все женщины кормят детей своим молоком. Означает ли это, что любая вообще женщина — наша мать? Нет. Потому что тогда любой брак — это кровосмешение. Далее. Всем известно, что тигрица — мать тигрят, лошадь — мать жеребят, кошка — мать котят. Но разве корова не мать телят? Да. Стало быть того, кто считает своей матерью корову, правильнее назвать теленком.

Что можно сказать в ответ на такой аргумент? Похоже, что отец Андрей сначала должен отказаться от своего титула «отца» и только потом приводить такие аргументы.

Поэтому в Ведах говорится, что на любую женщину, кроме собственной жены(!), следует смотреть как на свою мать. Согласитесь, что такой взгляд мог бы оградить людей от огромного количества преступлений.

Интересно, а что он скажет по поводу тех людей, которые, согласно древней русской традиции, называют матушкой жену священника или монахинь из монастыря? Стоит ли теперь всех таких людей величать монастырскими сыновьями?

Кем он сам себя и считает. Вот уж верно, что язычники, «называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим» (Рим.1:22-23). Вот хоть коровам. Если же кому-то и этого мало, то напомню и о правиле логики: частичное тождество двух вещей не означает их единства во всем. Кочевники пьют конское молоко, но разве это делает лошадь коровой? Вовсе нет. И человек, и медведь едят мед, но разве это делает человека медведем? Если бы я решил подражать античным философам, то сказал бы: «Надо иметь ум новорожденного теленка, чтобы путать корову с женщиной, человека с медведем, а собаку с волком».

Отложим в сторону слова Шрилы Прабхупады и прибегнем к авторитету Махатмы Ганди, который, судя по словам диакона Андрея, тоже имел ум новорожденного теленка.

Вот что писал Ганди по поводу коров: «Я поклоняюсь им [коровам], и я буду защищать поклонение им, даже если против меня выступит весь мир… Мать-корова во многом лучше, чем та мать, которая дала нам жизнь. Родные матери кормят нас молоком один-два года и ждут, что мы будем служить им, когда вырастем. Мать-корова не ждет от нас ничего, кроме зерна и травы. Наши матери часто болеют и ожидают от нас заботы и ухода. Мать-корова болеет редко. Когда наши матери умирают, они ждут от нас затрат на похороны и кремацию. Мать-корова и мертвая полезна нам как живая».

Что касается последней части рассуждений нашего уважаемого оппонента, то просто нет смысла их подробно разбирать. Но в самом конце он упоминает имена Платона и Конфуция: «Простите, но никаким «третьеразрядным идолам» от Платона и Конфуция до наших дней не удавалась создать метафизику, настолько принижающую свой предмет».

Похоже, что уважаемому оппоненту неизвестно, что оба этих великих философа были вегетарианцами.

Из интернета: «Платон в своей «Республике» описывает вегетарианство как наиболее подходящую диету для идеального общества. По мнению Платона, растительная пища предпочтительна, так как является пищей, более всего способствующей здоровью человека, а также потому что для ее производства требуется меньшее количество земель, нежели для производства пищи животного происхождения».

«Лао-Цзы вернул Тао китайскому народу. Конфуций получил Тао, «Путь Пророка», от Лао-Цзы и после этого стал вегетарианцем».

Понятно, что, как пишет отец Андрей, «частичное тождество двух вещей не означает их единства во всем», но по крайней мере с точки зрения диеты у Конфуция с Платоном было гораздо больше общего со Шрилой Прабхупадой, чем с отцом Андреем.

© Бхакти Вигьяна Госвами
📜Статья «Из переписки», 28 марта 2010 года

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.