ПРО ПАТРИОТИЗМ

❓ВОПРОС: Патриотизм ‒ это болезнь материального эго? Нормально ли вообще испытывать патриотические чувства? Или концепция «я не тело, я душа» означает, что как душа по своей сути я ничего не должна испытывать по отношению к государству, в котором обитаю?

✅Ватсала прабху:
Я вспомнил историю, когда Шрила Прабхупада первый раз встретился с духовным учителем Шрилой Бхактисиддхантой Сарасвати, и он был как раз патриотом, все признаки патриотизма были на нём в буквальном смысле.
И Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур сказал, что «тебе нужно проповедовать послание Господа Чайтаньи», и в ответ наш Шрила Прабхупада говорит, что «мы же зависимая нация, нас никто не услышит», и духовный учитель ему отвечает: «Наше дело не ждёт отлагательств. Надо распространить миссию Господа Чайтаньи, мы не можем ждать, это нужно сделать прямо сейчас».
Поэтому высшее проявление патриотизма, то есть хорошего отношения к той стране, в которой я получил тело, в том, чтобы думать о благе, и высшее благо – это просвещение, это давать сознание, духовное сознание.

✅Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж:
Мы должны быть патриотами. Но есть патриотизм, и есть патриотизм. Мы должны любить свою Родину, конечно же, мы должны любить этот мир, мы должны любить свою маленькую родину. Шрила Прабхупада говорит в тринадцатой главе «Бхагавад-гиты» в комментарии, что «проявление привязанности к семье, к детям, к жене, ещё к каким-то вещам ‒ это естественная вещь».
Я помню, наверное, мне было лет тринадцать или четырнадцать, я учился в школе, и произошла история, которая меня очень сильно удивила. В это время часть Узбекистана, в котором я родился и вырос, большую такую область Узбекистана отдали Казахстану. Ну и, казалось бы, никакой войны нет, где-то в Политбюро договорились и подарили Казахстану. И вот там живёт какой-то тринадцатилетний мальчик никому неизвестный. И я в этот момент почувствовал боль, мне показалось: «Что это такое? Почему это мою часть отдали Казахстану, а меня не спросили? Как это так? Какое право они имели?»
И я тогда понял, что отождествление-то у нас есть, и мы не можем до конца закрывать глаза на это отождествление. Оно у нас есть, мы отождествляем себя с землёй, на которой мы родились, мы отождествляем себя с языком, с культурой, в которой мы выросли, это часть нас. И у нас должно быть, с одной стороны, естественное чувство благодарности, конечно же, ‒ благодарности к людям, которые меня воспитали, к той культуре, которая возникла. Это всё ‒ часть моего, скажем так, патриотизма, моей любви, моих привязанностей, потому что это часть меня. Если я полный отморозок, если я полностью не имею ничего общего с этим… ‒ ну, понятно, я могу делать вид, что я выше этого всего. Но на самом-то деле, если глубоко посмотреть, у нас есть отождествление.
Другое дело ‒ с чем мы себя отождествляем. Моя любовь к Родине в том числе означает, как ты правильно сказал, любовь к людям, любовь к идеалам и ценностям, которые соответствуют высшим идеалам и ценностям. Эти высшие идеалы и ценности, они же не придуманы, не изобретены людьми, они изначально в нас заложены.
И, на мой взгляд, тут такая же самая ситуация: с одной стороны, я должен понимать очень хорошо и очень глубоко, что у меня есть духовная Родина, я сам из духовного царства, я сам в каком то смысле не от мира сего. Но одновременно с этим, ещё раз, если я непосредственно там ещё не живу, то тогда я тут и, значит, у меня есть некая идентичность материальная, и эта материальная идентичность включает в том числе мою национальную принадлежность, ещё что то такое. Но я не пользуюсь этой национальной принадлежностью или этим патриотизмом так называемым для того, чтобы возноситься, или гордиться этим, или гнобить других.
К сожалению, в материальном мире патриотизм очень часто понимается как ненависть ко всем остальным или как презрение к другим людям. Если я люблю это, значит, я должен ненавидеть всё остальное. Вот такой патриотизм не нужен. Такой патриотизм на самом деле только плодит зло, плодит ненависть, плодит непонятно что, вернее, понятно, что: все эти страдания в материальном мире, от которых и так тошно.
Но если мой патриотизм: я люблю свою Родину и понимаю в конечном счёте, почему я её люблю, понимаю, что сама по себе любовь, она духовная, что сама по себе привязанность имеет духовную природу… Если я исхожу из этого и я не пользуюсь своей любовью к Родине как оружием для того, чтобы ненавидеть других людей или доказывать своё превосходство над другими людьми, то тогда я найду суть этой любви.
Почему я люблю Родину? Потому что там хорошие вещи есть. Откуда эти хорошие вещи? Из духовного мира. Там есть красота, там есть культура, там есть доброта, и я впитал всё это с молоком матери, я живу этим, это хлеб моей жизни. И я люблю это, я благодарен этому и своей Родине, и людям, которые там, за то, что они мне это дали. И эти люди учат меня любить других в том числе. Эта любовь к Родине не учит меня ненавидеть других, она учит меня на самом деле проявлять доброту и сострадание к другим людям в том числе. То есть патриотизм должен быть, надо понимать, что такое настоящий патриотизм. К сожалению, есть другие проявления патриотизма: квасные, пивные и прочие разновидности, которые не решают проблемы этого мира, а, наоборот, усугубляют их.

✅Ватсала прабху:
То есть патриотизм ‒ хорошая вещь, если он правильный?

✅Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж:
Если мы понимаем, да, что мы любим, и почему мы любим, и что мы должны любить. Любовь, от которой один шаг до ненависти, ‒ это не любовь, это некое недоразумение. От любви не может быть один шаг до ненависти. И странная формула, которую некий не очень трезвый поэт сказал: «То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть», она такая сомнительная немножечко. Это материальное проявление: любовь ‒ ненависть. У любви нет антонимов, у любви нет противоположности. Ненависть ‒ это противоположность привязанности. У любви нет её противоположности.

© Бхакти Вигьяна Госвами
СИНДУ: «Как относиться к тому, что случается в этом мире с нами и с другими людьми?», 26.02.2022 год

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.