ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ВУШНУПРИИ ДЕВИ

История, связанная с Вишнуприей, очень печальная. Вишнуприя является проявлением Бху-шакти Господа. У Господа есть три шакти. Если вы отправитесь на юг, в Дакшинабхарату в провинции Южной Индии, то там очень часто можно Господа Нараяну с тремя Богинями Лакшми.

Это Шри, Бху и Нила. И эти три энергии Господа, три вечных спутницы Господа появились вместе со Шри Чайтаньей Махапрабху. Шри пришла в образе Лакшми Прии, не выдержавшей разлуки с Господом, когда Он первый раз ушел в Бенгалию, в Бангладеш – восточную Бенгалию. Бху-шакти родилась в этом мире в образе Вишнуприи Деви. И Нила-шакти пришла в этот мир в образе Навадвипы, места, где по-прежнему проходят лилы Господа Чайтаньи.

И Бху-шакти – это особая категория шакти Господа. Это шакти, которая всегда находится в разлуке с Кришной. В лилах Господа Рамачандры Бху-шакти пришла в образе Майя-ситы. И единственное служение Майя-ситы заключалось в том, что она позволила Раване украсть себя. В тот самый миг, когда истинная Сита переступила агни-лекху, сделанную Лакшманой, Агнидев забрал истинную Ситу и подменил ее на Майя-ситу. И Майя-сита – это Бху-шакти Господа, и в течение всего заточения у Раваны именно Майя-сита (или Бху-шакти) страдала в разлуке с Господом. Это ее служение Господу – находиться в разлуке с Господом и служить Ему, находясь в разлуке.

И точно так же Вишнуприя, когда она вышла замуж за Господа Чайтанью, их счастливая семейная жизнь длилась совсем недолго. Когда Буддхиманта Кхан, богатый почитатель и покровитель Господа Чайтаньи, узнал от матушки Шачи, что она хочет женить Нимая во второй раз, он сказал: «Я не позволю, чтобы это была очередная свадьба бедного брахмана. Это будет такая свадьба, на которой будет танцевать вся Навадвипа. И все брахманы получат богатые подарки».

Подарки, которые дарил Буддхиманта Кхан, вернее, Чайтанья Махапрабху (от имени Чайтаньи Махапрабху) дарил всем гостям, они превосходили любое воображение. Так что брахманы, получив эти подарки, второй раз становились в очередь, чтобы получить еще раз. Иногда в третий раз становились в очередь. Очередь была длинной, и они постоянно вставали в конец, чтобы получить еще что-то. Кто-то пытался разоблачить их в мошенничестве, но Гауранга Махапрабху сказал: «Пусть! Пусть все будут счастливы!»

На самом деле обычай пышных свадеб, который по-прежнему существует в Индии, имеет очень глубокую причину. Все знают, что семейная жизнь – вещь непростая. Все знают, что в семейной жизни нужно преодолеть множество сложностей и проблем. Поэтому перед началом семейной жизни по традиции люди приглашали брахманов и вайшнавов в огромном количестве, чтобы те, оставшись довольны, дали молодоженам свои благословения.

Пышные свадьбы не для того, чтобы показать и похвастаться своим богатством, не для того, чтобы раззадорить зависть в сердцах своих соседей и родственников, не для чего этого. Только для того, чтобы получить благословения. И Господь Чайтанья Махапрабху, зная, что их семейная жизнь с Вишнуприей будет непростой, хотел, чтобы все брахманы Навадвипы и все вайшнавы Навадвипы обязательно от чистого сердца дали свои благословения. Но жизнь эта не продлилась слишком долго.

Вишнуприя была идеальной женой. Рассказывают историю, что однажды неожиданно откуда ни возьмись двадцать санньяси пришли погостить в дом Господа Чайтаньи. Двадцать! Без предупреждения. И Господь Чайтанья сказал: «Усаживайтесь, мы сейчас всех накормим». И Вишнуприи не нужно было даже получать движение брови Господа Чайтаньи: она знала, что это значит. Она опрометью бросилась в кухню – только для того, чтобы обнаружить, что на кухне ровным счетом ничего нет. А этих двадцать санньяси нужно накормить! Двадцать странствующих монахов нужно накормить. И все знали, что странствующие монахи имеют хороший аппетит.

Опять же откуда ни возьмись – в конце концов, Вишнуприя – это все-таки Лакшми, Богиня процветания (пусть Бху, но Лакшми), – откуда ни возьмись появился кто-то, кто пожертвовал большое количество молока и риса, дала, овощей, и Вишнуприя, которую иногда называли Лакшми, Лакшмиприя, потому что она Лакшми, очень часто Шачи Мата называла ее Лакшми или, как они говорят в Бенгалии, Лаккми, с двумя «к», и Вишнуприя приготовила пир. С утра до ночи она занималась только тем, что служила своему мужу. И для нее не было другого счастья в этом мире. Она готовила, она убирала, не ожидая ровным счетом ничего, потому что ее счастье было в том, чтобы видеть, что ее муж доволен. Она показывала пример идеальной жены. Идеальная жена – это та женщина, которая поняла, что смысл жизни в том, чтобы служить, и что Господь прислал ей этого мужа и она должна служить этому мужу. И она не получала слишком много внимания от своего мужа, потому что муж был великим пандитом, Он был занят тем, что Он преподавал.

И очень скоро Он ушел в Гайю в паломничество. Практически сразу же после их пышной свадьбы Он отправился в паломничество. И когда Он вернулся из Гайи преображенным, то у Вишнуприи начался очень сложный период в ее жизни. Целыми днями Он повторял Святое Имя. Он пел. Он был Сам не Свой. Иногда Он впадал в самадхи. Иногда Он кричал и бегал по двору.

Шачи Мата, которая очень боялась за своего сына, постоянно думала, что Вишнуприя сможет Его спасти. Он увидит Свою нежную, прекрасную, как Богиня Лакшми, жену, и сердце Его смягчится, и Он вспомнит о том, для чего Он женился. И она все время выталкивала Лакшмиприю вперед – только для того, чтобы Лакшмиприя встретилась с отсутствующим взглядом Господа. Господь смотрел на нее, и казалось, будто бы ее нет. Он находился не в этом мире и не в этом измерении.

Однажды Он стал бегать по двору, когда вайшнавы пожаловались Ему на атеистов, Он стал бегать по двору и кричать: «Я разорву их! Я уничтожу их! Негодяи! Всех уничтожу!» И в этот момент, опять по своей привычке, Шачи Мата подтолкнула бедную Вишнуприю к Господу Чайтанье. Она попала Ему под горячую руку. И Он стал колошматить ее. Он стал бить ее. Он бил ее. Господь Чайтанья был высокого роста и очень сильный, Он колотил ее. Харе Кришна! Это была их счастливая семейная жизнь.

Потом Он пришел в сознание, Он вернулся в Себя, и Он почувствовал Себя очень смущенным. Ему было очень неловко. Он попросил прощения. Он сказал: «Простите меня, Я Сам не знаю, что Я делаю. Я не знаю, что со Мной происходит». Но Вишнуприя была счастлива. Вишнуприя, встречаясь со всеми этими проявлениями любви Господа Чайтаньи, была самой счастливой женщиной на свете. Каждый день она засыпала с молитвой, обращенной к Господу Кришне: «Пожалуйста, сделай так, чтобы мой муж никогда не покидал меня. Чтобы я всегда была с Ним. Всегда могла готовить Ему, и всегда могла видеть улыбку на Его подобном полной луне лице».

Но прошло каких-нибудь пару лет, и вся Навадвипа стала перешептываться: «Нимай собирается принять санньясу». Весть эта дошла до Шачи Маты. И Шачи Мата больше всего на свете испугалась, что Вишнуприя, Лакшми, ее любимая невестка, тоже узнает об этом. Строго настрого она оберегала Вишнуприю от возможности услышать эту весть, но Вишнуприя догадалась обо всем сама. Ее чуткое женское сердце подсказало ей: «Мой муж скоро покинет меня навек».

Макара-санкранти, когда солнце должно было войти в созвездие Козерога, – зловещий день. Люди празднуют этот день с большой помпой, потому что в санкранти, в те моменты, когда солнце пересекает границы созвездия зодиака, нельзя делать ничего другого, кроме как праздновать. Это очень неблагоприятные дни. И хотя говорят, что это благоприятные дни, на самом деле это в высшей степени неблагоприятные дни для всего, кроме того, чтобы отметить это событие. И этот день особый. Макара-санкранти празднуется в Индии с особой помпой, потому что солнце покидает южную половину своего пути и переходит в северную. Никакие благоприятные дела нельзя начинать, особенно большие дела нельзя начинать в то время, когда солнце в течение шести месяцев путешествует по южной части зодиака. В Макара-санкранти оно переходит в северную часть, начинается светлая половина года.

И вся Навадвипа готовилась к тому, чтобы отметить этот праздник. Но многие преданные знали или догадывались (всего лишь несколько, которым Господь Чайтанья раскрыл Свой план) о том, что этот день будет навечно омрачен. Навеки этот день запомнится как траурный день в календарях всех преданных, потому что в этот день Господь Чайтанья принял санньясу.

И в ночь на Макара-санкранти Господь Чайтанья, как-то, каким-то чудом успокоив свою мать Шачи Деви и получив у нее разрешение принять санньясу, удалился в Свои спальни вместе со Своей молодой женой.
И еще раз – ей было в то время всего лишь навсего шестнадцать лет, она была девочкой. Вишнуприя стала, как всегда, массировать стопы своего мужа. Он шутил с ней, как будто бы ничего не происходило. А сердце ее обливалось кровью. Она знала: «Сегодня, сейчас я вижу Его в последний раз».

Он шутил с ней, но она была грустной. Он пытался развеселить ее. И иногда она через силу пыталась отвечать Ему на шутки. Она массировала Его стопы, ухаживала за Ним, обмахивала Его, отгоняла комаров. В конце концов, когда она почувствовала, что Он особенно доволен ей и ее служением, она сказала: «Прабху, почему Ты хочешь покинуть меня? Обещай мне, что Ты никогда не покинешь меня». Слезы полились у нее из глаз, и Махапрабху, глядя ей в лицо – лицо прекрасное, как полная луна…

Кожа Вишнуприи была золотистого цвета, она излучала молочное сияние. Глядя ей в лицо, Махапрабху сказал: «Вишнуприя, слушай! Сейчас Я скажу тебе что-то очень важное. Весь этот мир находится под влиянием иллюзии. Ты думаешь, что ты Моя жена, что Я твой муж. Но сколько мужей было у тебя и сколько мужей еще будет? Сколько жен было у Меня и сколько жен еще будет? Все здесь майя. Все наши родственные связи, которые связывают живые существа здесь, – майя. Мы вечные дети Кришны. И единственная связь, которая не может никогда прерваться, – это связь с Верховным Господом Вишну. Дети, отцы, сыновья, матери, жены, племянники – все это майя, иллюзия. Рано или поздно каждый из нас, в каких бы отношениях он ни находился и как бы ни любил своих близких, должен будет разлучиться с ними. Есть одна-единственная реальность, и эта реальность вечная. И эта реальность – Господь Вишну. И тебя зовут Вишнуприя – поклоняйся Ему, оправдай свое имя. Пойми, что только благодаря этому ты можешь стать счастливой в этом мире».

И Вишнуприя взмолилась Ему: «О мой Господь! Я знаю, кому подчиняется Твоя майя. Твоя майя подчиняется Тебе. И если Ты хочешь избавить меня от этой майи – избавь меня сейчас же от этой майи. Но, так или иначе, я нахожусь в майе, и я люблю Тебя».

В этот момент Верховная Личность Бога, Шри Гауранга Махапрабху, отдернул занавес йога-майи, который покрывал сердце Вишнуприи. И на какое-то мгновение она почувствовала удивительное блаженство и спокойствие, то самое блаженство и спокойствие, которое испытывают йоги, медитирующие на Верховный Брахман. Она стала такой же невозмутимой, как йоги в Гималайских пещерах. Она стала очень счастливой.

Она посмотрела на своего Господа и, несмотря на это счастье, все равно подумала: «Но Он же мой муж!» И, обращаясь к Нему, она сказала: «Господь, спасибо Тебе большое, Ты избавил меня от этой майи. Я чувствую необычайное счастье, необычайную радость. Но Ты все равно мой муж, а я все равно Твоя жена, и ничего не поменялось в этом отношении».

И тогда Гауранга Махапрабху, улыбнувшись, сказал: «И никогда не поменяется. Неважно, нахожусь я рядом с Тобой или Я вдалеке от тебя, стоит тебе вспомнить обо Мне – Я буду находиться рядом с тобой. Я всегда буду рядом с тобой! Я всегда с тобой. Я никогда не покидаю тебя. Я всегда нахожусь рядом. Подумай обо Мне – и Я буду с тобой. Можешь не сомневаться в этом». И Вишнуприя, под влиянием майи Господа, сказала: «Ну, если так, я знаю, что Ты независимый Господь, Ты все равно поступишь так, как Ты хочешь. Никогда и никто не сможет помешать Тебе сделать то, что Ты хочешь.

И если Тебе нравится это, если Ты хочешь принять санньясу и Ты будешь счастлив, я даю Тебе свое разрешение. Прими санньясу, и я буду счастлива оттого, что счастлив Ты. Где бы Ты ни находился, и что бы Ты ни делал. Я разрешаю Тебе: можешь принять санньясу». И, спокойная, она заснула.

Таково могущество иллюзорной энергии Шри Гауранги Махапрабху. Без этого могущества Вишнуприя не стала бы спать в эту ночь. После того как Гауранга Махапрабху ушел, она не спала годами. Сон покинул ее полностью. Иногда она забывалась минут на пятнадцать сном. День и ночь напролет она повторяла Святое Имя. Она практически никогда не спала. В течение восьмидесяти лет сон не шел к ней. Но в ту последнюю ночь вместе с Гаурангой Махапрабху она заснула.

И перед рассветом Гауранга Махапрабху бросил последний взгляд на Свою жену, мысленно попросил у нее прощения за все оскорбления, которые Он когда-либо нанес ей, и тихо ушел из дома. На пороге Он встретил Свою мать, которая застыла как статуя. И единственное движение, которое было видно у Его матери (она не дышала даже), единственное, что двигалось, – это слезы, которые беспрерывным потоком текли из ее глаз. Вишнуприя спала спокойно. Шачи Мата стояла как застывшая статуя. Гауранга Махапрабху, не оглядываясь, в полном восторге от того, что Он будет принимать санньясу ради блага всех живых существ, опрометью бросился к Ганге. Нырнул в нее, переплыл ее, несмотря на то, что это был холодный месяц январь, и бегом помчался…

Прошло некоторое время, и Вишнуприя проснулась. И рукой она стала шарить рядом. И рука ее нащупала пустоту, впервые за все это время. Она поняла: «Он ушел, и я больше никогда Его не увижу». Она стала биться, она стала плакать. Она не знала, что делать. С распущенными волосами она пошла к Шачи. И, обращаясь к ней, она стала говорить: «Судьба моя обманула меня. Провидение обмануло меня. У меня был самый лучший муж. Он ушел. И больше я Его никогда не увижу».
Васудева Гхош, который описывает эту сцену в одной из своих песен, говорит, что в тот момент, когда Вишнуприя с распущенными волосами плакала перед Шачи, Шачи прижала ее и попыталась утешить, хотя кому было утешать ее? Шачи сама находилась в горе, но она услышала ее слезы, увидела эту маленькую девочку, которая сотрясалась от рыданий.

Васудева Гхош говорит, что птицы, которые слышали ее слезы, заплакали. И стали петь не обычные свои песни, а стали петь про то, как Гауранга Махапрабху ушел. Что лианы, которые росли во дворе Йога-питха, стали ронять крупные слезы и плакали вместе с Вишнуприей. Что камни и те прослезились – огромные крупные слезы выступили на камнях. Никто не мог удержаться от слез, когда слышал причитания Вишнуприи. В этом состоянии она провела восемьдесят лет своей жизни. В этом состоянии она поклонялась Шри Гауранге Махапрабху – Дамешваре Махапрабху, этому Божеству, созерцать которое мы можем по необычайной удаче. И я уже говорил, что она не спала, она почти ничего не ела. Единственное, что она делала, – это повторяла: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе.

Вайшнавы, которые видели Вишнуприю, говорили, что она стала похожа на драгоценность, испачканную в грязи. Сияние, которое всегда исходило из ее тела, практически исчезло – она стала бледной. Она напоминала месяц в четырнадцатый день темной половины месяца. Кто-то видел эту истончившуюся луну, когда осталась маленькая полоска? Она не спала, она не ела, она плакала, и она только вспоминала о Гауранге Махапрабху.

Для вайшнавов пример Вишнуприи – это самый удивительный пример любви в разлуке. И Гауранга Махапрабху всегда был с ней: во время ее слез, во время ее повторения мантры. Он был с ней, иначе бы она не прожила восемьдесят лет. Любой человек в таком состоянии не протянет и двух недель. Вишнуприя прожила восемьдесят лет на этой Земле. Почему? Потому что то, что она испытывала, было высшей степенью экстаза в разлуке. И это самый высший опыт, который в конце концов мы сможем получить, повторяя Харе Кришна мантру: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе.

Больше вайшнавы, описывающие состояние Вишнуприи, ничего не говорят. Описать ее состояние невозможно. Иногда преданные приходили к ней, чтобы получить ее даршан, но она никогда не показывалась на глаза. Очень редко кто мог видеть ее. Она находилась у себя дома, за занавесью. И преданные могли видеть только ее лотосные стопы. Это единственная привилегия, которую она позволяла преданным, – видеть ее стопы. Из-за этой занавесы они слышали, как она повторяет Святое Имя. И это та любовь, которая жила в сердце Вишнуприи.

И за ней ухаживали, как я уже говорил, за ней и за Шачи Матой ухаживали Вамшивадана Тхакур и Ишана дас Тхакур. Ишана Тхакур был слугой Джаганнатхи Мишры. И он относился к Шачи Мате как к своей матери. Он любил ее как ребенок. И когда Джаганнатха Мишра ушел, он принял на себя все дела по дому. Потом, когда Гауранга Махапрабху покинул Свою престарелую мать и молодую жену, он взял в свои руки все хозяйство. Верой и правдой он служил. Он делал все. Он ходил за покупками, и он ухаживал за садом, он убирался в доме, и он готовил, потому что Шачи Мата изредка готовила для Гауранги Махапрабху, но очень часто она не могла это делать.

Вишнуприя единственное, что делала, – она повторяла Святое Имя и готовила те рисинки, которые она смогла начитать. И в этом служении Ишана дас Тхакур достиг совершенства в этой дасья-расе. Когда Шьямананда, Нароттама и Расикананда пришли из Вриндавана, посланные Дживой Госвами, обратно сюда, в Навадвипу, они пришли навестить Шачи Мату. Но Шачи Мата уже ушла к этому времени. Вишнуприю они не увидели, но они увидели Ишану даса Тхакура. Когда они увидели Ишану даса Тхакура, от его тела исходило яркое сияние. Ярчайшее сияние, явственно различимое невооруженным взглядом. Это то, в каком состоянии находились спутники Господа Чайтаньи после Его ухода.

© Бхакти Вигьяна Госвами
Лекция «Вишнуприя Дхамешвара темпл. Навадвипа», Навадвипа-мандала-парикрама, 20.02.2013 год

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.