0 Comments

СУДНЫЙ ДЕНЬ

История одного кришнаита.
Так как я много лет занимался единоборством, меня призвали в десантные войска ВДВ. В эти войска призывали подготовленных людей. В управлении, где я служил, служащие были мастерами спорта или кандидатами в мастера спорта. Офицерский состав спецназа ВДВ собран со всех точек СНГ. Эти офицеры были настоящими отморозками, они напивались и вытворяли что угодно. Во время отбора со мной разговаривал полковник, он проверял меня: «До 30 человек в месяц сбегают из части или делают себе увечья, чтобы не служить, может тебе лучше в другую часть?» Этот половник был знаменит своими боевыми качествами, его часть занимала вторые места в стране по физической подготовке, и я остался.

В учебке я почти не спал ночами, так как постоянно дрался, защищая соратников по службе. Служба была сумасшедшая, кругом настоящий беспредел. Разборки обычно происходили ночью. Одного первогодка старослужащие посадили в шкаф и сбросили с третьего этажа, после чего человека увезли в госпиталь. Меня с учебки забирали в часть ВДВ, как инструктора по рукопашному бою. Я всех «забил» и меня взяли руководителем. «Ты нас поднатаскай, Виталий», – говорили в части.

До армии восемь лет я занимался рукопашным боем. Я совершенно не употреблял спиртного, очень режимил и держал свою спортивную форму. Мой тренер говорил о Боге, что вся сила в духе. Он говорил, чтобы мы не применяли свои умения во вред другим. И, разделяя его взгляды, я не применял насилия, а только защищал. В нашей части был медицинский батальон, где служил коптёрщиком мой земляк из Витебска. Я ему говорил о Боге, что Он всюду присутствует в нашей жизни, и мы очень понимали друг друга.

Уже после армии ему встретилась Бхагавад-Гита, мы вместе её прочитали и пришли в храм Кришны. Мы стали жить по законам Бога и получили посвящение у Е. С. Индрадьюмны Свами Махараджа. В учебке ВДВ все служащие были мастерами, но против меня никто не мог устоять. Я первогодка и поэтому жил с первогодками. Ночами старослужащие устраивали разборки, а офицеры этому потворствовали. Я конфликтовал с офицерами из-за их поддержки дедовщины. Назревал серьёзный конфликт, и на меня готовили документы в дисбат.

И тогда я встал на колени и начал молиться: “Мой дорогой Господь, помоги мне вырваться из этого ада, не дай погибнуть!” И Господь меня услышал! Вскоре в часть приезжает меня навестить моя жена и рассказывает, что прочитала в газете, что вышел указ о комиссовании всех, у кого плоскостопие. Я вспомнил, что у меня со стопой что-то неладно. В медицинском батальоне мне сделали снимок и обнаружили третью степень плоскостопия.

Все произошло быстро, меня комиссовали в трёхдневный срок. Иду с КПП, и вдруг голос прозвучал: «Как просил, так и получил». Этот голос прозвучал так явственно, что я понял, мой Господь меня защитил. После армии я вёл несколько секций по рукопашному бою. Так как я владел этим искусством, то рядом был криминал. Я ходил в храм Кришны, читал джапу. Моим служением в храме было отвечать на письма заключенных. Я читал книги Шрилы Прабхупады, задумывался над смыслом жизни. Защита преданных тоже входила в моё служение.

Я строил планы, но жизнь пошла по другому сценарию. Я ввязался в одно сомнительное дело, и меня арестовали. Мы втроём проходили по делу. Статья, по которой мы проходили, грозила нам от 10 до 15 лет. Вскоре, организатор повесился в камере, второй участник бежал от стражи в Сизо. И под следствием я остался один по этому делу. Шло следствие, но я ни в чем не признавался. В наручниках меня выводили гулять, а я в это время пел «Нрисимху» и молил Господа Нрисимхадева о защите.

Когда меня привили в суд, оказалось, что судья заболел. Назначили другого судью по моему делу, он грозил мне 12-ю годами. Вскоре и этого судью перевели на повышение в другой город. Назначили третьего судью, им была женщина. На суде она вынесла резолюцию: «Освободить за недостатком улик».

В моей камере не верили! Такого не бывает! Судили меня по такой статье, что освободиться – это равносильно что пролезть в замочную скважину. А я говорил, что Кришна Бог. Меня освободили из-под стражи в Ново-Полоцке. Я сразу пришёл в храм, где продолжил преданное служение. Какое-то время я жил на свободе, но вскоре в Витебске поймали сбежавшего от стражи напарника по делу. И вот меня привлекли второй раз. Был суд и мне по старому делу, дали 5 лет в зоне усиленного режима. Прибыв в зону, я огляделся и увидел здесь самое дно материального мира. Люди в этом режиме деградировали донельзя. Я тут же нашел умельца, который сделал мне чётки из 54-х бусин. Ежедневно я уходил в лес и повторял 32 круга джапы. Потом стража забрала у меня чётки, но я сделал новые.

Я читал книги Шрилы Прабхупады, и ко мне потянулся народ. У нас в зоне была монолитная стена, ничем её не пробить. Чтобы повесить изображение Кришны, я взял гвоздик и молоток, тогда все в камере начали хохотать. А я приметился и в стене у изголовья кровати легко вбил гвоздь. Кришна – Бог! И против такого аргумента, никто ничего не мог сказать. Потом уже, ради интереса, я бил гвоздь по всей камере и гвозди ломались. Так Кришна пришёл в зону. Однажды пришёл один рецидивист и с ухмылкой протянул руку к Кришне. А я говорю: «Убери руку!» А он спрашивает: «А что Он делает?» А я отвечаю: «Он масло ворует». «Вот это по-нашему, это наш Бог», – восклицает рецидивист. – «Такому Богу я хочу поклоняться».

Меня постоянно испытывали, устраивали бои-спарринги. Я все бои выигрывал, и меня стали уважать. Запомнился один бой. На меня вывели боксёра тяжеловеса, он был вдвое больше меня. Мы обернули руки двойным полотенцем. Собралось много зевак, это было одно из немногих развлечений в зоне. И вот мы встретились глаза в глаза. Он наносит мне удар, я уворачиваюсь и отступаю, он опять нападает, а я делаю сильнейший удар по печени, потом серию точных ударов. Громила падает и просит умоляюще: «Не добивай!» После этого, потянулись ко мне люди со всей зоны. Я давал людям книги Шрилы Прабхупады, они читали их и следовали им – вдохновлённые моим примером.

Как-то пришёл человек, он хотел покончить собой. Ему дали огромный срок за хищение алмазов. Я рассказал ему о Кришне, и у человека потекли слёзы. Он плачет и говорит: «Брат, как это важно». Я ежедневно тренировался в единоборстве, читал книги Шрилы Прабхупады, а в лесу повторял 32 круга джапы. Все говорили: «Ты как на базе отдыха».

Как-то пришли «Свидетели Иеговы», человек пятнадцать. Они задавали перекрёстные каверзные вопросы, а я им объяснял философию Сознания Кришны. Они со всем согласились за исключением одного момента. Они утверждали, что у животных нет души. На это я ответил словами Шрилы Прабхупады: «Чтобы поедать беззащитных животных и узаконить мясоедение, люди придумали отсутствие души у животных». В конце беседы один человек из пятнадцати, который всё время молчал, сказал: «Он во всём прав». В заключение все встали, вытащили сигареты, и кто-то стал меня угощать, я ответил: «Мы, кришнаиты, не курим». И все Иеговисты впали в шок. Я почувствовал экстаз и понял, вдруг, что скоро меня выпустят. Мне оставалось сидеть ещё 3,5 года. Во время повторения утренней джапы, внутренний голос мне говорил: «Ты скоро выйдешь на свободу, ты скоро будешь дома». Эти слова я слышал постоянно.

Мне запомнился один заключенный, он бывший штангист. Роман приходил ко мне ежедневно, он читал и перечитывал книгу «Совершенство йоги». Он мечтал: «Вот выйдем из зоны, пойдем в храм и будем служить Кришне». Потом, выйдя из зоны, он прямым ходом приехал ко мне. Мы вместе ходили в храм и поклонялись Божествам. А вскоре, я узнаю, что бывшие дружки убили Романа, они всадили нож в спину.

Я продолжал писать ходатайства о помиловании, но всё было тщетно. И тут ко мне в камеру пришёл один блатной, ему оставалось восемь месяцев отсидки, и он уже считал дни до своего освобождения. Он мне говорит: «Виталий, я скоро выйду на свободу, а тебе ещё сидеть 3,5 года. Тебе что, твой Кришна поможет?» И тогда я говорю с уверенностью в голосе: «Да, мне Кришна поможет, Он Бог». «А на свободу я выйду раньше тебя!» И тут он мне с вызовом говорит: «Давай поспорим!» В камере сразу же установилась гробовая тишина. В зоне свои правила: если ты проиграл спор и не держишь слова, могут спокойно убить. Я отвечаю: «Ну давай поспорим!»

Друзья сразу ко мне: «Ты, Виталий, понимаешь, что говоришь?» Я опять с вызовом: «Я при всех заявляю, что скоро выйду на свободу». И добавляю: «спорим хоть на 1000 долларов». Константин, сразу пошёл на попятный, он выдвинул компромисс: «Ладно, ты мой друг, и если ты выиграешь, то приедешь ко мне в Минск и всё, что ты попросишь, я выполню. И также если я выиграю, то приеду к тебе в Витебск». После этого я читаю джапу, а голос внутри произносит: «Ты скоро выйдешь, ты скоро будешь дома». Через месяц ночью раздается страшный крик в зоне: «Вышла амнистия!» Амнистия вышла на всех заключенных срок до двух лет и маленькая приписка: «заключенным со сроком до 5 лет без применения насилия и отсидевших треть срока». Потом меня вызывают на комиссию. Я иду с газетой, где статья об амнистии. Показываю её майору и говорю, что неделю пересидел треть срока. Майор поехал в Минск, в штаб, там все мои документы изучили и пришли к выводу что один человек из всей зоны попал под уникальное стечение обстоятельств. Потом приехала комиссия по исполнению приказа об амнистии. Начальник УВД сказал: «Я работаю уже 15 лет, но впервые встречаюсь со случаем, когда человеку дают амнистию, которому больше 3-х лет отсидки». Я вышел из зоны на 3 дня раньше Константина. И тогда Константин меня обнял и говорит: «Ты знаешь, я под большим впечатлением этого спора, чуда с тобой!»

Книги Шрилы Прабхупады расходились в зоне чуть не до драки. Их делила вся зона. И чётки мои «ушли» кому-то. Уже прошло более 10 лет, как я вышел из зоны, и до сих пор ощущаю момент выхода из зоны, это был настоящий экстаз. Наверное такое же чувство мы будем испытывать, когда закончится наш срок заключения в материальном мире, и мы встретимся с Кришной.

Шрингара дас.

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.