День уходы Шрилы Сатчитананды Бхактивиноды Тхакура.

Сегодня день уходы Шрилы Сатчитананды Бхактивиноды Тхакура.

Я попытаюсь немного рассказать о Бхактивиноде Тхакуре, чтобы вы снова смогли вернуться к истокам, истокам нашего движения. На самом деле, мы все здесь находимся вместе только по его милости. Он был один из тех, кто замыслил это движение. Он был один из тех, кто предсказал, что движение это распространится по всему миру.

И в одной из своих статей в «Саджджнана-тошани» он сделал знаменитое предсказание о том, что очень скоро англичане, русские, немцы, американцы сойдутся вместе и будут бить в барабаны, подняв руки, и кричать: «Джай! Шри Гаурасундара ки джай!»

Шрила Бхактивинода Тхакур в своих лилах здесь, на Земле, показал как человек должен искать до конца. До тех пор, пока у нас остается иллюзия, что в этом мире можно чего-то искать, что тут случится что-то помимо смерти, нам очень трудно искренне искать. Мы будем искать вполсилы, но вполсилы искать нельзя. Если у нас есть искренность, то искренность эта наша должна, в конце концов, стать абсолютной.

Кришна, разыгрывая эту лилу, – жизнь Бхактивиноды Тхакура, сделал так, что с самого детства Бхактивиноду Тхакура преследовала одна и та же вещь – смерть. Когда он был еще маленьким мальчиком, у него умер отец. Ему было лет 7 или 8, когда это случилось. И это был первый удар. Вслед за этим умер его старший брат. Вслед за этим умер второй старший брат. Вслед за этим умер его младший брат. Потом умерла его бабушка. И эти смерти, одна за другой, заставляли его думать о том, для чего существует жизнь. И что с нами должно случиться.

И именно эти смерти заставили его пуститься на поиски. Сам он в детстве очень сильно заболел. И он рассказывает в своей автобиографии, как вылечил его некий человек из секты Картабхаджа, принадлежащей к Гаудия-вайшнава-сампрадае. Этот человек дал ему мантру. И впервые он услышал тогда: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе / Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.

Он говорит также, что он был одним из тех людей, которые вложили в него веру. А на его пути было несколько человек, которые постепенно вкладывали семя веры в его сердце. Был один нищий, который ходил и пел киртан, целыми днями только этим и занимался: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе / Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе

Он приходил к ним домой, из глаз его текли слезы. Тот видел, как он поет этот киртан, и как у него ничего другого нет, и он удивлялся: что это за человек? Но каждому человеку нужно пройти свой путь. Каждый человек должен, в каком-то смысле, отработать анартхи. Должен пройти через свою стезю прежде, чем он, в конце концов, придет к пониманию того, что ничего другого нет.

Легко сказать: ничего другого нет. Особенно сидя на вьясасане. Это правило игры. Если ты сидишь на вьясасане, нужно говорит: «А! предайтесь, окаянные!» Но, по сути дела, у каждого есть своя жизнь, свой узор жизни, и свои препятствия, которые человек должен преодолеть, прежде чем он поймет, что, в конце концов, ничего другого нет.

Ничего другого нет – этот несомненный факт, во всех 14 мирах нет ничего. И человек должен искать Бога. Ни в чем другом никакого смысла нет, но не каждый человек может сделать это сразу, и поэтому жизнь Бхактивиноды Тхакура показывает, что, не смотря на эти ранние встречи в своем детстве, не смотря на суровые уроки, которые он получал, все равно он в своей лиле проходил какие-то другие вещи.

Родился в очень богатой семье. Про таких людей говорят, что он родился в рубашке. Ему не нужно было особенно трудиться. Родственники со стороны отца, со стороны матери, были очень богатыми. Но когда он вырос, семья обеднела так, что когда они переехали в Калькутту, а ему пришлось забрать свою мать из родной деревни Улаграм, потому что вся деревня вымерла от холеры. Это еще один из эпизодов его жизни, который послужил каким-то толчком в его духовных поисках.

Он уехал в Калькутту юношей, когда ему было 16 или 17 лет, и он получил в Калькутте известие о том, что его родной город Улаграм, в котором он родился, переживает эпидемию холеры. Когда он приехал, он увидел, что все, кого он знал, умерли. Пришел домой, он узнал, что его младшая сестра умерла. И он увидел свою мать, которая лежала в бреду холерном. И еще немного бы, и она бы умерла. Он увидел свою молодую жену, которой в то время было 10 лет, и его маленькая жена, с которой они поженились, когда ему было 12 лет, а ей 5, она тоже лежала в холерном бреду. Забрал свою жену, забрал свою мать в Калькутту, и когда они вернулись, у них не было ни копейки.

Он говорит, что иногда нечего было есть. Матери пришлось продать свое последнее золотое ожерелье, которое получает женщина индийская в приданое. Самое дорогое, самое ценное, что у них есть – золото. Ей пришлось продать свое ожерелье для того, чтобы платить за квартиру. Они пережили все эти трудности, и очень любопытно, как он все это описывает. Он описывает все это очень спокойно, очень прозаично. Ну да, мать продала свое ожерелье. Он не вводит во все это каких-то ненужных эмоций, потому что, на самом деле, все наши эмоции нужно придержать для чего-то другого. Дар чувств, эмоций, которые дал нам Кришна, он дал нам для того, чтобы мы могли полюбить его. Этот мир не заслуживает наших эмоций. В этом мире люди сходят с ума, когда у них случается какое-то горе, или, наоборот, сходят с ума от счастья, когда какое-то счастье приходит к ним. Но этот мир не заслуживает этого.

И Бхактивинода Тхакур очень спокойно, даже с каким-то равнодушием, описывает все это. Я приехал в деревню, они все умерли. Моя мать лежала с холерой, моя жена лежала с холерой, я их всех увез и привез их к себе домой. И нам не на что было жить.

Он в своей жизни является примером того, что он искал. Причем искал до самого конца. Иногда мы думаем, что мы уже все нашли. Что я все нашел. Вот я уже оделся, все у меня есть: одежда есть, гирлянда есть, бусы есть. Это все внешнее. Человек должен искать до конца, и не торопиться с какими-то внешними вещами. Бхактивинода Тхакур принял инициацию, когда ему было 42 года. В 42 года он принял инициацию.

До этого он прошел через все: сначала, когда он поселился в Калькутте, тогда было очень модным Брахма Самадж. Брахма Самадж – это движение в Индии, которое было, в каком-то смысле, реакцией на английскую агрессию. Англичане пришли, и англичане в течение пары сотен лет очень хитро пытались разрушить основы индийской философии, индийской религии. И Брахма Самадж появился как некая реакция, потому что англичане говорили: «Вы поклоняетесь идолам, это примитивно все. Покрасили идолов из пульверизаторов, и поклоняетесь им. Примитивные люди! Чем вы занимаетесь?»

И поэтому Брахма Самадж, возникший на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков, в конце девятнадцатого века, ну где-то там, или в середине девятнадцатого века… Он сказал, что все, никаких поклонений Божествам, что есть только Веды. Есть изначальные писания, и что в этих изначальных писаниях заложена вся суть, но, в сущности, это была пустая вещь. И позже Бхактивинода Тхакур говорит: «Когда я столкнулся с этим, с одной стороны, я столкнулся с каким-то намеком на истину, но, с другой стороны я чувствовал: сухо все. Сухо! Нету чего-то». Человек, который одержим поиском духовной истины, он должен очень чутко прислушиваться к своему сердцу, потому что, в конце концов, критерий истины заложен в нашем сердце. Бхактивинода Тхакур пишет: «Не то! Что-то не то. Вроде все хорошо, вроде все правильно. Сухо. Сердце остается сухим».

И он подумал: ерунда все. Истина в христианстве. Потому что в христианстве, в центре христианства мы видим этот прекрасный образ Иисуса Христа. Человека, который пожертвовал собой ради других. И Бхактивинода Тхакур увлекся христианством не на шутку. Он стал общаться с разными проповедниками, которые приезжали из Англии, он читал все это. Все равно чего-то не хватало. Не так сухо. Нет просто какой-то сухой убогой философии, а есть что-то живое, но при этом чего-то не хватает все равно. И тогда Бхактивинода Тхакур услышал про Чайтанью. Вначале он просто услышал о нем. Ему понадобилось семь лет, чтобы найти «Шри Чайтанья-чаритамриту». Это в Бенгалии, где родился Сам Чайтанья Махапрабху, где родился Кришнадас Кавирадж. В Бенгалии книгу, написанную на бенгали, Бхактивиноду Тхакуру нужно было семь лет, чтобы найти. Нам с вами, родившимся в России в двадцать первом веке, нужно руку только протянуть, и все равно мы даже не читаем «Чайтанья-чаритамриту».

Но Бхактивинода Тхакур, просто услышав о Господе Чайтанье, ему захотелось… потому что тогда среди его друзей бродила эта легенда о том, что да, Иисус Христос хорош, но был еще Господь Чайтанья. Он слышал что-то, и он видел все эти осколки движения Господа Чайтаньи, которые приходили к нему в виде людей, певших харинамы, еще что-то. Но он никак не мог докопаться до него самого.

В конце концов, когда семь лет спустя, семь лет он искал эту книгу, в конце концов, через семь лет он получил копию «Чайтанья-чаритамриты», он открыл ее, и он, не сходя с места, прочел ее всю. И он говорит, что книга эта поразила меня, потому что там я увидел то, чего я не видел нигде. С одной стороны, я увидел эту фигуру Господа Чайтаньи, прекрасней которого нет никого на свете. Это, на самом деле, совершенно объективный взгляд. Я читал одну научную книгу человека, который вообще никакого отношения не имеет к нам – просто исследователь, сухой исследователь. Он выяснил: много можно разного всего говорить, но из всех людей, с которыми я сталкивался, из всех людей, про которых я читал, из всех святых, которых я видел, никого удивительнее и прекраснее Чайтаньи нет.

И Бхактивинода Тхакур прочитал это, но у него, тем не менее, осталось сомнение. Он подумал: такой красивый человек, такой удивительный человек Чайтанья Махапрабху, до такой степени красивый – по-другому не скажешь. Почему он поклоняется этому Кришне? Все могу понять, одного не могу понять: как он этого, который по ночам танцует с чужими женами, почему он поклоняется ему? Бхактивинода Тхакур прошел до этого долгий путь духовных поисков, и у него появилось это сомнение. Это сомнение иногда тоже появляется у некоторых преданных. Кто такой этот Кришна? Нужно поклоняться Кришне или не нужно? И почему нужно ему поклоняться? Бог он или не Бог?

И когда Бхактивинода Тхакур почувствовал это сомнение в своем сердце, он стал молиться Кришне… о, не Кришне… кому-то, Богу. Он стал молиться изнутри, говорить: «Объясни мне, пожалуйста», потому что, в конце концов, способ постижения истины при всех каких-то внешних атрибутах, чисто внутренний. Истина должна низойти на нас. Она должна раскрыться изнутри. И Бхактивинода Тхакур стал молить, и он не останавливался, не переставал это делать до тех пор, пока в сердце его все вдруг не раскрылось. Несколько дней понадобилось ему.

У Бхактивиноды Тхакура многое случалось за несколько дней. В «Бхаджана-рахасье» он пишет, когда он описывает ступень анартха-нивритти, избавление от анартх, он говорит: «Ну, нужно несколько дней харинамы, и все анартхи уйдут, и человек придет к этому состоянию, когда в сердце нет никаких анартх. И несколько дней он молился, когда первое сомнение вошло в его сердце. Потому что анартха и сомнение – это синонимы. Пока у нас есть анартхи, у нас будут сомнения. И пока у нас есть сомнения, это значит, что у нас есть какие-то анартхи, что-то, что мы еще не преодолели внутри.

И он говорит, что Кришна был милостив ко мне. Вдруг изнутри, из сердца я почувствовал необычайное спокойствие. И я понял: да, Кришна – Бог. Все раскрылось передо мной. Вся философия. И это он говорил еще до тех пор, пока он не прочитал «Шримад-Бхагаватам». Только после этого, после того, как он прочел «Шримад-Бхагаватам», «Чайтанья-чаритамриту», в которой он нашел ключ – ключ к пониманию всего остального. На самом деле эти две фигуры, которые стоят у нас на алтаре, они являются нашим единственным гарантом того, что мы сможем что-то найти. Он нашел этот ключ. Дальше все остальное стало раскрываться само. И он стал читать «Шримад-Бхагаватам».

Тем временем материальная жизнь его шла своим чередом. В какой-то момент, когда он был юношей 20 или 22 лет, его дедушка со стороны отца прислал ему телеграмму. Он сказал, что я скоро умру. Приезжай, пожалуйста, мне нужно тебе что-то очень важное сказать. А дед его был мистиком и шактой. Он поклонялся Господу Шиве, он поклонялся Дурге. И курил табак в больших количествах, так что нам тоже можно немного. Шутка. И он прислал ему телеграмму. И в этой телеграмме он писал, что приезжай скорее, мне нужно что-то очень важное тебе сказать, мне осталось всего несколько дней жизни. Он приехал, он поселился рядом. Они долго ехали, он поселился рядом, и встретился со своим дедом. Дед был здоровый, дед никогда в жизни своей не болел, дед был мистиком знаменитым, все к нему приходили и спрашивали что-то. Дед сказал: «Не-не-не, скоро умру, мне осталось всего пару дней жить. Не волнуйся, ты не зря ехал сюда». Тот все равно не верил.

В конце концов, дед его позвал и сказал: «Все, два дня, всего два дня мне осталось жить. Я должен сказать тебе нечто очень важное». Прошло два дня, он до сих пор не умер. Дед его позвал, сказал: «Садись передо мной, я тебе скажу что-то важное. У тебя сейчас большие сложности. Ты еле-еле зарабатываешь». Первая зарплата, которую Бхактивинода Тхакур получал, была 15 рупий в месяц. На эту зарплату невозможно было никакому нормальному человеку прожить. «Не волнуйся. К 27 годам ты достигнешь положения, и это положение будет с тобой всю твою жизнь. Но это все ерунда. Не обращай внимания на все это. Все это придет само. Все это само по себе приходит. Самое главное, что с тобой случится в твоей жизни, – ты будешь парама-бхагаватой, величайшим вайшнавом». И когда он это сказал, жизненная сила вырвалась у него из черепа. Сверху, пробив череп, она вырвалась, и он, таким образом, оставил тело. Бхактивинода Тхакур был в недоумении, а тогда он даже не искал еще ни Кришны, ничего, ничего не знал про вайшнавов, но дед его сделал это предсказание.

И в 27 лет он достиг очень многого, он стал мировым судьей, потому что англичане ценили его честность, ценили его разум, индусы ценили его искренность, его чистоту, его поиски, и в 27 лет его отправили в Пури, где, собственно, и началась самая интенсивная его жизнь. До этого в Калькутте он прочитал «Чайтанья-чаритамриту». И в Калькутте он понял, когда Кришна из сердца раскрыл ему истину про себя, и когда все сомнения ушли из его сердца, он понял, что у меня только один Бог – Шри Чайтанья Махапрабху. Гауранга Махапрабху – мой Бог, и это тот Бог, который раскроет мне все.

И он отправился в Джаганнатха-Пури, где, опять же, его настоящая жизнь происходила внутри. Его внешняя жизнь протекала своим чередом, и там было много разных событий. Но самое главное, о чем он пишет там: «Я стал изучать «Шримад-Бхагаватам». Каждый день я стал читать все 12 песен «Шримад-Бхагаватам». И он нанял двух пандитов, которые должны были его учить «Шримад-Бхагаватам». Они вместе начали учить «Шримад-Бхагаватам», вместе с тикой, санскритскими комментариями Шридхары Свами, но очень скоро Бхактивинода Тхакур стал их учить «Шримад-Бхагаватам». Он нанял двух учителей. Они приходили сначала, ему объясняли, а потом он им начал объяснять, о чем идет речь. Потому что изнутри весь смысл философии Гаудия-вайшнавизма раскрывался перед ним. И это еще до посвящения, до инициации. И скоро к нему стали собираться люди, большая толпа людей, которым он стал, в свою очередь, объяснять «Шримад-Бхагаватам»…

Я хочу сказать, рассказывая про его жизнь, урок, который мы можем извлечь, – это то, что есть только одна вещь в нашей жизни, которую мы не должны продать ни за какие деньги, – есть наш поиск истины и наша преданность Богу, есть наше стремление посвятить себя ему. И только в этом заключается настоящая жизнь.

И он ушел из этого мира в 1914 году. Последние 7 или 8 лет своей жизни, в них ничего не происходило, кроме того, что он каждый день видел игры Кришны в своем сердце. Последние 7 или 8 лет после того, как он принял бабаджи-вешу от Гауракишоры даса Бабаджи, они были посвящены только интенсивной духовной практике.

© Бхакти Вигьяна Госвами
💿 Лекция «Уход Шрилы Бхактивинода Тхакура», Сухарево, 28.05.2006 год

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.