ДЕНЬ УХОДА ШРИЛЫ ДЖАЯДЕВЫ ГОСВАМИ

Шрила Джаядева Госвами и Падмавати-деви поклонялись Радхе-Мадхаве в Чампахати, где Джаядеве Госвами открылись сокровенные игры Радхи-Кришны, и он сложил поэму об Их божественной любви, назвав ее «Гита-говинда». Родственники Джаядевы были гуру и священниками царской семьи. С ранних лет он был полностью погружен в бхаджан, избегая мирских отношений. Однажды его дядя заявил царю Лакшману Сену: «Вашим гуру станет мой сын. Джаядева не подходит для этого – он только совершает бхаджан и совсем не знает Веды».

Не поверив своим ушам, царь отправился в его дом – скромную лачугу в лесу, где увидел, что Джаядева пишет на санскрите «Гита-говинду», а его жена предлагает подношения Радхе-Мадхаве. Казалось, что Божественная Чета принимала эти подношения прямо из ее рук, словно простые дети. Жилище Джаядевы окружали деревья чампака. Царь заметил, как Падмавати-деви собирала цветы и делала из них гирлянды для Божеств. Затем его взору открылась необыкновенная картина: Шримати Радхарани и Ее сакхи собирали здесь цветы чампака и плели восхитительные гирлянды для Кришны. После этого царь получил даршан Гаура-Гададхары.

В следующий раз царь тайком пришел вместе с царицей. То, что они увидели, произвело на них сильное впечатление. Они осознали, что в то время, когда Джаядева пел во славу Радхи-Кришны, Божественная Чета Сама пришла сюда с враджа-деви, чтобы насладиться нектаром чудесной поэзии.

Вскоре Лакшман Сен объявил, что примет своим гуру Джаядеву. Завистливые родственники Джаядевы стали отговаривать царя: «Он простой Бабаджи и недостоин быть гуру».

«Как вы можете так говорить? – возмутился царь. – Джаядева напрямую связан с Бхагаваном. Сам Кришна постоянно находится с Джаядевой, горя желанием послушать его пение, а вы говорите, что он глупец и недостоин стать моим гуру».

И Лакшман Сен поклялся принять своим учителем только Джаядеву. Услышав о решении царя, члены семьи святого поэта вскипели от гнева. Зависть настолько ослепила их, что они наняли разбойников, чтобы убить Джаядеву. Разбойники пришли в дом Джаядевы в тот момент, когда Падмавати ушла на Гангу. Они безжалостно набросились на святого поэта, отрезали ему руки и ноги, а тело закопали. Вернувшись домой и не найдя мужа, Падмавати отправилась на его поиски. Во время ее отсутствия разбойники похитили Божества Радхи-Мадхавы. Когда, не найдя мужа, расстроенная Падмавати вернулась домой, она обнаружила, что Божества также исчезли. В отчаянии она заплакала: «О Радха-Мадхава, Вы не помогли мне найти мужа, а теперь и Сами ушли от меня!»

Убитая горем, она пришла на Гангу и села на берегу. Тем временем царь пришел в ашрам Джаядевы в надежде в этот день принять его своим гуру. Однако он обнаружил, что Джаядева, Радха-Мадхава и Падмавати исчезли. «Произошло что-то недоброе», – подумал он и отправился на их поиски. Через некоторое время он услышал приглушенный голос Джаядевы, поющего «Гиту-говинду»:

шрита-камалакуча-мандала! дхрита-кундала! э
калита-лалита-ванамала! джайа джайа дева! харе

«О Господь, склонивший голову на грудь Верховной Богини Шримати Радхики! Ты носишь серьги в форме рыб и великолепную гирлянду из лесных цветов. Дева! Хари! Вся слава Тебе!»

Царь пошел в направлении звука и обнаружил Джаядеву в яме, без рук и ног. Обливаясь слезами, Лакшман Сен упал на колени. По его приказу министры и солдаты вытащили Джаядеву.
Безнравственные родственники Джаядевы во всем обвинили Падмавати. «Все подстроила эта нечестивая женщина! – убеждали они. – Падмавати неверная жена, она изменяет мужу. И после того как Джаядева узнал об этом и отругал ее, она наняла бандитов, чтобы убить его. Накажите ее за это преступление!»

Когда Падмавати нашли и привели во дворец, где лежал ее изувеченный муж, она, увидев его, от шока потеряла сознание. Придя в себя, она услышала, что ее обвинили в организации убийства. Горько плача, она принесла тело Джаядевы на Гангу и взмолилась: «О Мать Ганга, молю тебя, подтверди, что я чиста и целомудренна. Если я когда-нибудь была неверна своему мужу, пусть я немедленно умру. А если обвинение, предъявленное мне, ложно, пусть мой муж тотчас же исцелится!»

Так она молилась, стоя в Ганге с искалеченным телом Джаядевы на руках. Вдруг произошло невероятное – благодаря прикосновению вод Ганги и силе ее чистоты у Джаядевы непостижимым образом снова появились руки и ноги. Новость быстро разнеслась повсюду, и Падмавати стали прославлять за ее целомудрие. Царь принял Джаядеву своим гуру и с того времени Джаядеву и Падмавати охраняла его личная
стража.

Бандитов вскоре поймали. Царь спросил Джаядеву Госвами: «Как следует наказать этих людей?»

«Дайте им золота и несколько деревень в пользование».

Царь к великой радости бандитов именно так и поступил. Бандиты вернули Божества Радхи-Мадхавы и ушли восвояси. Советник Лакшмана Сена, последовавший за ними, спросил у них доверительно: «Как вы думаете, почему Джаядева дал вам богатство и деревни?»

«Раньше он был предводителем шайки разбойников, а теперь, когда царь схватил нас, испугался, что мы расскажем правду и ему не поздоровится. Поэтому он вознаградил нас за молчание», – ответили они.

Советник доложил об этом царю, но царь не был глупцом. Он пришел в ярость: «Нет конца злодеяниям безнравственных людей, они продолжают творить зло, несмотря на то, что им дали награду и позволили уйти с миром!» Испытывая глубокое отвращение к ним, царь приказал немедленно казнить разбойников.

Шри Шримад Бхактиведанта Нараяна Госвами Махарадж
(Шри Гуру-даршана, том 1)

Choose your Reaction!
Leave a Comment

Your email address will not be published.